Бутырские хроники. - С нуля - Тюремная энциклопедия. - Тюремная энциклопедия - Бродяга

МИР ЭТОМУ ДОМУ!

Категории каталога

С нуля

Тюремная энциклопедия

Главная » Статьи » Тюремная энциклопедия. » С нуля

Бутырские хроники.
Бутырские хроники

   В 1996 году в день выборов президента России из застенков  московской
Бутырки исчезла молодая девушка, которая до этого смиренно ожидала суда.
Знаменитый следственный изолятор N 2, имеющий 225-летнюю историю и  осо-
бый статус (тюрьма охраняется еще и как  памятник  архитектуры  N  531),
знает лишь четыре случая побега и одну попытку.
   Первые два имели место еще в разгар монархии. Третий задокументирова-
ли в декабре 1992 года. Тогда из Бутырки, через  крышу  тюремного  двора
удачно скрылись двое зеков, уже приговоренных к сроку. Покинув прогулоч-
ную площадку, они незаметно достигли контрольно-пропускного  пункта  ме-
бельной фабрики, которая примыкала к тюрьме, и так же незаметно миновали
контролеров. Администрация Бутырки была настолько шокирована этой выход-
кой, что подняла на  ноги  все  оперативно-розыскные  структуры  Москвы.
Спустя несколько дней один из беглецов уже ехал в  "воронке"  обратно  в
тюрьму. Чуть дольше гулял его напарник. 17 апреля 1994  года  СИЗО  N  2
вновь был поднят по тревоге. В шесть утра двое  головорезов,  получивших
длительные сроки за разбой, ухитрились спрятаться в хозяйственном дворе,
среди стройматериалов. Обнаружив недостачу в рядах узников, охрана  бро-
силась обыскивать обширные владения Бутырки. В 7. 15 утра зеков вытащили
с хоздвора и определили в карцер.
   И, наконец, четвертый побег, один из самых  удачных  и  самых  удиви-
тельных. При нынешнем обилии контрольных  средств,  телекамер  и  прочих
электронных наворотов покинуть тюрьму обычным путем, то есть через кори-
доры, "предбанники", а тем более ворота, почти невозможно. После январс-
ких событий 1994 года, когда охрану питерских  "Крестов"  подло  обманул
убийца Данилин, подобным аферам должен был прийти конец.  Но  так  и  не
пришел. Из женского корпуса (краткая справка: из восьми тысяч обитателей
Бутырки каждый десятый - женщина) под конвоем вышла  двадцатишестилетняя
Светлана Сорокина, имевшая небогатую уголовную биографию, но яркую внеш-
ность, которая, видимо, и сыграла главную роль.
   Света родилась в Таллинне, а когда ей исполнилось пятнадцать, в семье
случился конфликт с отцом. Корни скандала покрыты  тайной,  но  он  стал
судьбоносным в жизни Светланы. После долгих  странствий  по  веселому  и
хлебосольному Кавказу, она на шесть лет осела  в  Саратове,  где  заочно
окончила четыре курса юридического института. Недолго трудилась судебным
секретарем. Затем Сорокина вновь пустилась в кочевую жизнь.  Москва,  на
которую возлагались большие надежды, встретила  ее  враждебно,  и  здесь
утомительные перемещения по городам и весям завершились. Светлану  арес-
товали за грабеж и ношение огнестрельного оружия. Сценарий промысла  был
до обидного убог. Вместе со своим приятелем девушка трудилась возле  об-
менного пункта валюты, "кидая" клиентов направо и налево. Вычислив прос-
така, решившего обменять банкноту с портретом  американского  президента
(обычно Франклина), она уговаривала совершить обмен вне пункта по  более
завышенному курсу. Приняв у клиента  купюру,  Сорокина  начинала  в  уме
что-то умножать, отнимать, делить, шевеля губами.  Эту  глубокомысленную
операцию прерывал напарник, выныривающий из-за угла: "Атас, менты!" Лоху
совали однодолларовую банкноту и скрывались. Пока  жертва  крутила  "one
dollar" с двумя дорисованными нулями, мошенники быстро терялись в толпе.
   Но в один прекрасный день случилась осечка. В этот день  и  именно  в
этом пункте решил сдать "сотку" сотрудник милиции. Оценив его  характер-
ную наружность, которая пробивалась даже из-под штатского одеяния, Свет-
лана отошла в сторону. Пересчитав рубли, мент удалился. К окошку подошла
худенькая женщина и молча уставилась на табличку с курсом  валют.  После
минутного колебания она согласилась продать сто долларов первой  встреч-
ной девице. Однако в последний момент женщину что-то насторожило, и  она
попыталась забрать деньги. После секундной возни женщина завопила. Мили-
ционер, решивший, на беду Сорокиной, вторично пересчитать деньги, но уже
за углом, вернулся на крик. Партнер Светланы,  спешивший  на  выручку  и
увидевший крепкого, не по-летнему одетого субъекта,  притормозил  и,  не
мешкая, ринулся прочь.
   При обыске у Сорокиной изъяли пистолет  Макарова,  который  вызвал  у
арестованной бурю эмоций. "Меня подставили, ствол подбросили", - изрекла
она заученную фразу в этом  же  кабинете  и  отправилась  в  СИЗО  N  2.
Следствие тянулось пятнадцать месяцев.  За  последние  полгода  Сорокина
близко сошлась со своей соседкой по "каменному мешку". Валентина  Ворон-
цова проходила по делу о мошенничестве. Под бутырской  стражей  она  уже
отсидела срок, назначенный судом, и на днях должна была покинуть тюрьму.
Этим фактом и воспользовалась ее здешняя подруга Сорокина. Начались  чу-
деса, вполне пригодные для сценария  кассового  боевика.  Светлана  нас-
только очаровала соседку, что та подробно вывалила ей мельчайшие подроб-
ности своего уголовного дела и прочитала полный курс  своей  автобиогра-
фии. О том, что двигало Воронцовой, которая одной ногой  уже  стояла  за
тюремными воротами, можно лишь гадать. Возможно, ей посулили  деньги,  а
возможно, сыграло роль тривиальное сочувствие. Богатая на жесты и мимику
лица Сорокина могла без труда выдавить слезу и обставить дело  так,  что
Воронцова первой бы заговорила об обмане. Версиями сыт не будешь.
   Камера N 314, рассчитанная на 25 "посадочных" мест,  была  набита  до
отказа. Семьдесят три узницы от мала до велика месяцами томились в  душ-
ной пропотевшей камере, дожидаясь суда, как спасения.  Тошнотворный  ка-
мерный смрад, пропитанный всевозможными выделениями, стал вечным спутни-
ком камер. Он пробивался в коридор, заставляя  морщиться  контролеров  и
конвой. Он впитывался в кожу, волосы, одежду, преследовал даже после ба-
ни. Этот запах запоминается на долгие годы. Попадая в камеру СИЗО, неис-
кушенная тюрьмой женщина шокирована, раздавлена и тешит себя надеждой на
скорый суд.
   В день президентских выборов в СИЗО N 2, где имелись 434 камеры, было
шумней обычного. Большинство узников имели право голоса, и многие из них
решили исполнить свой гражданский долг. Наблюдатели, как со стороны ком-
мунистов, так и со стороны демократов, строго следили за ходом выборов в
Бутырке. Охрана была вынуждена ходить с избирательной урной по камерам и
принимать от зеков бюллетени. В этом нештатном оживлении открылась дверь
камеры N 314, и контролер скомандовал: "Воронцова,  на  выход".  Высокая
длинноволосая девица вышла из камеры и отчеканила  информацию  из  карты
подследственной Воронцовой Валентины Дмитриевны. В коридорном  полумраке
контролер принялась сличать фотографию с лицом  Сорокиной.  Сходство  не
было разительным, но в общих чертах подруги были похожи: тот же овал ли-
ца, длинные волосы, темные глаза. К тому же работник тюрьмы учитывал тот
грустный факт, что советские застенки могут изменить человека до неузна-
ваемости. За шесть месяцев толстяки худели, кто-то седел, иному сворачи-
вали в разборках нос или рвали губы.
   Сорокина-Воронцова сдала под роспись казенное имущество, указанное  в
той же карте, и двинулась на выход. Впереди она должна была сдать корот-
кий экзамен дежурному офицеру. Женщина-офицер вновь начала сверять  сни-
мок с "оригиналом" и вновь подмена осталась вне подозрений. Однако  тор-
жествовать победу было еще рано. Согласно служебной инструкции все,  кто
покидает стены СИЗО, должны пройти собеседование с кем-то из руководства
тюрьмы. В тот день Сорокина предстала перед заместителем начальника СИЗО
по хозяйственным вопросам. Тот держал в руках уже не карту подследствен-
ной Воронцовой, а ее уголовное дело. Девичья память не подвела. Она чет-
ко отвечала на вопросы, называя фамилию следователя и судьи,  имена  по-
дельников, дату и место ареста Воронцовой... После допроса Светлана под-
писала все документы (не подкачала и роспись, заученная в камере) и, ми-
нуя еще ряд постов, оказалась на Новослободской улице.
   Валентина Воронцова обещала сообщить  об  обмане  лишь  на  следующий
день. За это время ее счастливая подруга должна была покинуть  Москву  и
убраться как можно дальше. Но вместо этого Сорокина не только осталась в
Москве, но и плюнула на элементарную предосторожность. Ее приютила  дав-
няя подруга. Через неделю беглянка бойко  торговала  на  Дорогомиловском
рынке голландскими тюльпанами. Спустя три недели  ее  опознал  оператив-
но-поисковый отряд...
Категория: С нуля | Добавил: ЖУК (02.06.2008)
Просмотров: 923

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0